Гибель самолета ИЛ-76 б-н 86036 - Общие материалы - Каталог статей - Шестая рота полтинника
   ЗА ВДВ!  
Каталог статей

Вы вошли как Гость · Группа "Гости" · RSS

Неофициальный сайт шестой роты полтинника 103-й дивизии ВДВ 1981-84г.г.

Суббота, 03.12.2016, 01:19








Главная » Статьи » Общие материалы

Гибель самолета ИЛ-76 б-н 86036
Первые жертвы советских ВДВ в Афганской войне
(к вопросу об авиакатастрофе
десантного лайнера ИЛ-76М (б/н 86036)
25 декабря 1979 г. под Кабулом)

Stat sua cuique dies
Каждому назначен свой день
Вергилий «Энеида»
X, 467

Уже минуло треть века с того момента, когда советские войска в
конце декабря 1979 г. вошли в дружественный на тот момент Афгани-
стан и были втянуты в многолетнюю кровавую войну с мятежными си-
лами. Три с небольшим десятилетия – это достаточный срок для того,
чтобы история советско-афганской войны получила многогранное отра-
жение в отечественной историографии, литературе, поэзии и кино.
Действительно, не только публицисты, литераторы, но и историки
преуспели на поприще глубокого изучения основных этапов этой пе-
чальной войны, ее причин и исторических последствий. Конечно, по-
прежнему остаются многие пробелы в исследовании истории собствен-
но ввода 40-й советской армии и участия в ней частей Крылатой гвар-
дии, советских ВДВ, которые были в авангарде наших войск и первыми
понесли безвозвратные потери.
Одной из такой малоизученной страничкой истории участия ВДВ в
Афганской войне является трагическая гибель самолета ИЛ-76 (б/н
86036) с десантниками 350-го полка ВДВ и военной техникой под Кабу-
лом 25 декабря 1979 г., т.е. в первый день той далекой войны. Погиб-
шие воины, находившиеся на борту этого десантного лайнера, стали
самыми первыми жертвами необъявленной войны 1979–1989 гг.; их но-
ги так и не успели коснуться тверди афганской земли, их жизнь в одно
мгновенье прервалась в воздухе в результате взрыва, последовавшего
после того, как огромный самолет врезался в горную вершину Гиндуку-
ша.
В отечественной историографии и по сей день этот скорбный факт
не получил должного освещения. Проводились отдельные расследова-
ния журналистами С. Архиповым и О. Тараном, их статьи были разме-
щены в Интернете. Свой патриотический вклад в дело раскрытия тайны
гибели лайнера внесли ветераны-афганцы из Казахстана и Тольятти.
Материалы их исследований легли в основу двух документальных кино-
проектов. По сути дела, официальной историографии об этой страничке
Афганской войны нет и поныне.
Современные авторы, по сути, ограничиваются лишь констатацией
исторического факта авиакатастрофы.
Примером могут служить книжные труды генерал-майора Алексан-
дра Ляховского, корифея историографии советско-афганской войны,
который был высокопоставленным офицером Оперативной группы Ми-
нистерства обороны СССР в Афганистане во второй половине 80-х гг.
XX века.
В своей капитальной работе «Трагедия и доблесть Афгана» А. Ля-
ховский, описывая историю посадочного десанта 103-й Витебской диви-
зии ВДВ, констатирует: «К сожалению, не обошлось без жертв – в 19.33
25 декабря при заходе на посадку в Кабуле из-за сложных метеоусло-
вий врезался в гору и взорвался самолет ИЛ-76 (командир экипажа –
капитан В.В. Головчин), на борту которого находилось 37 десантников и
бензовозы. Все десантники и 7 членов экипажа погибли» [14, с.332].
В западноевропейской историографии это трагическое событие
также не получило должного освещения.
В обстоятельной работе известного английского дипломата сэра
Родрика Брейтвейта «Афган: русские на войне» читаем: «Операция на-
чалась в ночь с 24 на 25 декабря. Советские самолеты почти безоста-
новочно садились в Кабуле и Баграме, доставляя бойцов 103-й гвар-
дейской воздушно-десантной дивизии из Витебска и 345-гогвардийского
отдельного парашютно-десантного полка» [5, с.117].
Вот и все, что мы знаем об этом событии, обращаясь к опублико-
ванным источникам и научной литературе.
Причин того положения дел существует несколько. Одна из них за-
ключается в том, что де-факто серьезного служебного расследования
со стороны Министерства обороны СССР проведено не было; огромная
Советская армия входила в Афганистан, начиналась многолетняя вой-
на, факт которой и советское воинство, и руководство МО до весны
1980 г. не осознавали всерьез. В такой ситуации о гибели самолета ру-
ководство военного ведомства фактически забыло. Вплоть до конца
Афганской войны к этой проблеме высшие военные чиновники так и не
возвращались. Следовательно, и в архивных фондах МО СССР не от-
ложились соответствующие материалы.
Давно настал момент написать хотя бы краткую историю той авиа-
катастрофы и увековечить давно забытые имена советских воинов, лет-
чиков и гвардейцев-десантников, кому по воле Провидения было, увы,
суждено стать первыми жертвами Афганской войны.
В состав группировки советских войск, направляемой в ДРА в конце
декабря 1979 г., было решено включить три соединения ВДВ. Из соста-
ва расформированной летом 1979 г. 105-й гвардейской воздушно-
десантной дивизии, базировавшейся в Узбекистане, в Фергане, был вы-
веден 345-й полк, который стал теперь считаться отдельным полком
ВДВ. На базе этой же 105-й (ферганской) дивизии накануне вторжения в
ДРА была сформирована 56-я гвардейская отдельная десантно-
штурмовая бригада. В состав группировки ВДВ, направляемой в Афга-
нистан, высшее руководство СССР решило включить в полном составе
103-ю гвардейскую воздушно-десантную дивизию, которая дислоциро-
валась в Белоруссии, в Витебске; 317-й полк 103-й ВДД находился в
самом Витебске, а 350-й и 357-й полки базировались в местечке Боро-
вуха-1, которое в армейской среде именовалось как «Столица ВДВ».
Будущие первые жертвы нашей Крылатой гвардии в Афганистане
служили в комендантской роте 350-го полка Витебской дивизии. Этот
полк ВДВ (командир гвардии подполковник Г.И. Шпак), именуемый в
армии «Полтинник», считался одним из лучших в советском десанте.
Свое высокое реноме воины «Полтинника» достойно сохранили и на
Афганской земле, дерзко сражаясь с сильным врагом на востоке Афга-
нистана, в знаменитом Панджшерском ущелье и других пеклах необъ-
явленной войны.
Итак, 12 декабря 1979 г. советское высшее руководство страны
принимает историческое решение о вводе войск в Афганистан. 24 де-
кабря в Москве министр обороны СССР маршал Д.Ф. Устинов провел
совещание с руководящим составом Министерства обороны. Министр
объявил решение Политбюро ЦК КПСС о вводе Советских войск в Аф-
ганистан. Тогда же министр обороны огласил директиву, в которой, в
частности, говорилось о составе группировки от ВДВ. На том совещании
у министра обороны присутствовал новый командующий ВДВ генерал
Дмитрий Семенович Сухоруков, ставший преемником на этом посту ле-
гендарного генерала армии Василия Филипповича Маргелова, создате-
ля современных ВДВ. В своей мемуарной книге «Записки командующе-
го-десантника» Д.С. Сухоруков пишет: «Вечером 24 декабря я был сно-
ва вызван к министру обороны. В кабинете министра по карте была по-
ставлена задача 103-й воздушно-десантной дивизии – десантироваться
на аэродромы Баграм, Кабул, взять под охрану в столице наиболее
важные объекты: почту, радиостанцию, телевидение, Президентский
дворец, Министерство обороны и внутренних дел, посольство СССР и
ряд других объектов. Таков был первоначальный план» [20, с.114].
На следующий день, 25 декабря 1979 г., согласно директиве МО
СССР, начался ввод ограниченного контингента советских войск на
территорию Афганистана. Началась девятилетняя советско-афганская,
необъявленная война…
В авангарде 40-й армии, естественно, были «войска дяди Васи»,
советские десантники, они первые и понесли безвозвратные потери.
В боевую готовность Витебская дивизия была приведена почти за
две недели до этого события. В ночь на 11 декабря 1979 г. в 103-й ВДД
прозвучала не учебная, а боевая тревога, частям и подразделениям
было приказано выдвигаться в районы ожидания. Воины 350-го полка
на десантной бронетехнике (БМД-1, БТРД) прибыли на железнодорож-
ную станцию «Боровуха-1», откуда были доставлены в город Быхово.
Здесь на аэродроме личный состав «Полтинника» в ожидании приказа
находился более недели. Появление целого полка ВДВ с армадой
авиадесантной бронетехники в Быхово было неслучайным фактом. Во-
енный аэродром в Быхово был стратегического назначения; он считал-
ся вторым по величине аэродромом в Советском Союзе. Длина основ-
ной взлетно-посадочной полосы имела длину не менее трех километ-
ров, длина малой ВПП – два км. Толщина плит ВПП была более одного
метра [1].
В это время в Белоруссии, как и в Европейской России, свирепст-
вовали жуткие морозы. Особенно тяжко было гвардейцам в первые два
дня пребывания на быховском аэродроме, ибо помещения, где они на-
ходились в ожидании приказа, не отапливались. Позже на аэродром
были доставлены мощные обогреватели – ТЭНы [19, с.112]. В таких
экстремальных климатических условиях воины «Полтинники» ежеднев-
но занимались десантной и боевой подготовкой.
Там же, в Быхово, 350-й ГПДП разделили на две группировки, кото-
рые затем были переброшены в города Чимкент и Энгельс. 18 декабря
штурмовая бригада без техники была поднята по тревоге и переброше-
на по воздуху на ИЛ-76 в южный Казахстан в Чимкент – город, располо-
женный севернее Ташкента.
Здесь, в Чимкенте, воины этой штурмовой бригады находились до
24 декабря 1979 г., до начала ввода 40-й армии в Афганистан. Чем был
занят личный состав этой группировки 350-го полка 103-й ВДД в указан-
ное время? Вспоминает гранатометчик 4-й роты Радик Ишмуратов: «Из
всего нашего полка полетело в Чимкент около батальона бойцов на
трех ИЛ-76 без техники, без боевых патронов и гранат. В Чимкенте на-
ходились дней семь. Спали в самолетах с боевым оружием. Занима-
лись тактикой, тренировались посадочному десантированию» [19,
с.112].
Вторая же группировка 350-го полка Витебской дивизии из Быхова
была переброшена на военный аэродром Энгельса, небольшого города
в Саратовской области. Таким образом, на аэродроме г.Энгельса был
сосредоточен не только остальной контингент «Полтинника», но также
бронедесантные машины, прочая военная и хозяйственная техника
полка.
Своими впечатлениями о пребывании на военном аэродроме Эн-
гельса–2 сегодня делится Иван Федоров, который в то время был меха-
ником-водителем САУ-85. Ветеран вспоминает: «25 декабря прибыли
АН-22, мы погрузились на самолеты, по две «самоходки» на борт, и вы-
летели из Быхово. Куда, зачем, почему? Непонятно… Прилетели в Са-
ратовскую область, на военный аэродром. Построились в расположении
летной части. Объявили отдых на три часа, оружие не сдавали, так все
эти дни и спали – автомат под головой.
После отдыха нас снова построили на взлетной полосе перед са-
молетами и зачитали приказ о боевой задаче – захвате телецентра г.
Кабула и блокировании 15 афганской танковой бригады. Дали две ми-
нуты на раздумье: кто не хотел или не мог идти, должен был покинуть
строй, никто из 200 человек не вышел» [3].
В ожидании приказа командование группировки 350-го полка, нахо-
дящейся на военном аэродроме г. Энгельса, распределило личный со-
став по бортам военно-транспортных самолетов, которые должны были
доставить десант и технику на аэродром афганской столицы. К 24 де-
кабря были окончательно составлены т.н. «корабельные списки». Был
составлен, очевидно, такой список военнослужащих 350-го ГПДП, за-
крепленных за самолетом ИЛ-76 с бортовым номером 86036. Команди-
ром экипажа этого лайнера был капитан Виталий Васильевич Головчин,
являвшийся также командиром отряда транспортного авиаполка (род.
02.01.1949 г. в г. Вологда. Окончил Балашовское ВВАУЛ. В Вооружен-
ных силах СССР с 12.08.68 г.) [7].
Это был уже достаточно опытный летчик-командир; в течение де-
кабря 1979 г., как считается, он со своим экипажем перевез немало во-
енного груза в Афганистан. К моменту ввода войск в ДРА Виталий Го-
ловчин, таким образом, обладал достаточным летным мастерством,
чтобы профессионально доставлять десант технику в пункт назначения
– в Кабул. В состав экипажа назначения этого лайнера входили также
опытные летчики: ст. лейтенант К.И. Шишов (помощник командира),
ст.лейтенант А.Н. Турбин (штурман), капитан Ю.П. Елисеев (старш.
борттехник), лейтенант А.А. Трифонов (борттехник), прапорщик Г.Л.
Илюшкин (старш. воздушный радист-оператор РЭБ), прапорщик Г.А.
Шоцкий (старш. воздушный стрелок-радист). Кроме экипажа на борту
ИЛ-76 находились офицеры ВВС из 128-го Гв. ВТАП по ИАС: подпол-
ковник В.М. Негочев, майор И.Н. Чурило (старш. инженер полка), капи-
тан А.Н. Зюба (инженер эскадрильи по ПНЦ).
На борт лайнера ИЛ-76 с бортовым номером 86036 для отправки в
Афганистан было суждено вступить воинам т.н. комендантской роты
350-го ГПДП 103-й ВДД в составе 37 человек. Кто именно из бойцов ко-
мендантской роты во главе с командиром гвардии старшим лейтенан-
том Михаилом Николаевичем Пугачевым взошел на борт того несчаст-
ного лайнера? Долгое время «корабельный список», восстановленный
ветеранами «Полтинника» и энтузиастами, не отличался точностью.
Это и понятно. Ведь с момента трагедии в горах Гиндукуша прошло
столько времени… Нам представляется, что наиболее точный «кора-
бельный список» погибшего ИЛ-76 присутствует на мемориальной пли-
те, закрепленной на высоте 4269 у н.п. Сурхи-Парса (на месте авиака-
тастрофы) в ноябре 2009 г. ветеранами-афганцами. Согласно этому
списку, в момент взрыва лайнера на его борту находились 37 десантни-
ков и 7 членов экипажа ИЛ-76 (б/н 86036) [21].
Теперь точно известно, что помимо бойцов комендантской роты
(точнее – роты десантного обеспечения) на борту самолета оказались и
воины из других подразделений 350-го полка. К примеру, среди «сто-
ронних» военнослужащих в этом рейсе оказался рядовой Т.Т. Джимиев
из Беслана, который только что окончил т.н. «карантин». На борту лай-
нера находился и гвардии прапорщик М.А. Голубев, который был в шта-
те 4-й роты 350-го полка Витебской дивизии.
Четвертая рота «Полтинника» в тот момент была включена в
штурмовую группу и пребывала «наизготовку» в Чимкенте. Уже упомя-
нутый выше гранатометчик 4-й роты Р.Р. Ишмуратов и по сей день хо-
рошо помнит своего прапорщика; Радик Раисович в беседе со мной с
добротой отзывался о Михаиле Александровиче Голубеве, характери-
зуя его как дельного и порядочного человека. Этот усатый, крепкого те-
лосложения человек был для молодых солдат образцом настоящего
старшины ВДВ. «К нам, молодым, – вспоминает Р.Р. Ишмуратов, – с его
стороны не было пренебрежительного отношения. Мы чувствовали его
отцовскую заботу. «Дедовщину» пресекал, дембелей держал в узде.
Помню его первое напутствие: «Все, сынки. Вы пришли служить в ВДВ.
Не ленитесь. Все зависит от вас. Кто как себя поставит, так и дальше
будет служить» [13].
Среди «сторонних» пассажиров того рейса были и бойцы, которые
попали на этот военно-транспортный самолет, только что вернувшись с
сельхозработ, с «целины». В составе комендантской роты находился и
мой земляк, рядовой 350-го полка Фарит Галиев (род. 21.06.1960 г. в г.
Уфа, Башкирия. Работал на Уфимском заводе чертежных приборов),
Был призван на армейскую службу из Уфы весной 1979 г. [17, с.112]. В
роте десантного обеспечения Ф.Г. Галиев служил регулировщиком. Он,
таким образом, стал первым в Башкирии погибшим в Афганистане (мно-
гие годы считалось, что первой жертвой Афганской войны из уроженцев
Башкирии был гвардии младший сержант «ошского» батальона ВДВ
Алексей Двойников, погибший в боестолкновении на авиабазе Баграма
27 декабря 1979 г., на третий день войны) [18, с.156].
Итак, вот полный список гвардейцев 350-го полка, кому было суж-
дено вступить на борт ИЛ-76 (б/н 86036) и погибнуть вечером 25 декаб-
ря 1979 г. на горной высоте 4269 близ Баграма: мл.сержант Н.П. Абро-
симов, прапорщик Г.М. Булат, рядовой В.Ю. Беласиков, рядовой А.В.
Берняков, рядовой Х.М. Бузуртанов, рядовой В.М. Веснин, рядовой
А.Л. Винни, прапорщик М.А. Голубев, рядовой Ф.Г. Галиев, мл.сержант
С.М. Гаврилов, рядовой В.Г. Горбунов, рядовой С.Ф. Гиберт, рядовой
С.А. Гребенюков, рядовой Т.Г. Джимиев, рядовой М.В. Денисов, рядо-
вой А.И. Зернин, сержант А.В. Иванько, рядовой В.Е. Лушников, рядо-
вой К.Р. Лыков, рядовой Н.М. Максимов, рядовой А.А., Михайлов, сер-
жант А.С. Микенас, рядовой А.В. Надеин, рядовой В.Л. Носиков, ст. лей-
тенант М.Л. Пугачев, рядовой С.Н. Пискунов, мл.сержант И.В. Романов,
рядовой Ю.Н. Смирнов, рядовой В.А. Смирнов, рядовой В.А. Степанен-
ко, прапорщик А.М. Терских, рядовой В.А. Толстиков, ефрейтор И.М.
Тарасов, рядовой И.О. Фраймут, рядовой В.П. Хижняк, рядовой А.Б.
Хашиев, рядовой В.Я. Цаболов [21].
25 декабря 1979 г. советское руководство сделало свой историче-
ский выбор. В этот день, согласно директиве МО СССР, советские вой-
ска через Термез, а чуть позже и Кушку стали выходить на территорию
северного Афганистана.
Впереди были десантники. Сегодня мало кто знает, что первое
подразделение ВДВ появилось на афганской земле еще до войны. В
июле 1979 г. Первый батальон 111-го полка ВДВ, входивший в состав
105-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, охранял аэродром в
Баграме, являвшийся де-факто арендованной советской военной авиа-
базой. «Ошский» батальон и обеспечивал прием частей Витебской ди-
визии ВДВ; 357-й полк и отдельные подразделения 103-й ВДВ посадоч-
ным способом десантировались на взлетке баграмского аэродрома.
Высадка посадочного десанта проходила организованно и оперативно.
Очевидец (ответственный за оперативное обеспечение 1-го ба-
тальона 357-го полка 103-й ВДД) Владимир Шульга вспоминает: «В Баг-
раме высаживались ночью. Быстро, четко, без проволочек. Пятерка Ил-
76 заходила на посадку с интервалом в три минуты. Между самолетами
сразу выгружали технику и тут же уходили на взлет. Через пять-десять
минут приземлялась следующая группа. Все было рассчитано, проду-
мано, отлажено. Гул турбин, протяжный рев моторов, лязг железа» [11,
с.118].
В кабульском же аэродроме наши десантники оказались еще в ночь
на 25 декабря. Это были гвардейцы из 3-го батальона 345-го гвардей-
ского отдельного парашютно-десантного полка, которыми командовал
А. Алиев. Бойцам этого подразделения из «Ферганского» полка было
приказано обеспечить посадочное десантирование основных сил 103-й
Витебской воздушно-десантной дивизии, а именно 317-го и 350-го пол-
ков. Осуществление посадочного десанта прошло благополучно, как и в
Баграме. Первыми на взлетную полосу кабульского аэродрома выско-
чили бойцы штурмовой группы 350-го полка, прилетевшие из Чимкента.
Среди них был и Радик Ишмуратов: «Десантировались посадочным
способом в ночь с 24 на 25 декабря. Когда шасси ИЛ-76 коснулись зем-
ли, ротный сказал: «Мы в Кабуле». Опустилась рампа, выбежали де-
сантники, залегли и стали окапываться вблизи взлетной полосы» [19,
с.112].
К 27 декабря 1979 г. все силы частей и соединений ВДВ, направ-
ленных в ДРА, были сосредоточены на аэродромах Кабула и Баграма.
345-й отдельный полк ВДВ и три полка (317-й, 350-й, 357-й) 103-й Ви-
тебской дивизии уже вечером этого дня получат приказ и начнут участ-
вовать в операции «Байкал-79». Прогремят первые бои в Баграме, на
территории миллионного Кабула и в Президентском дворце Тадж-Бек
близ Кабула.
Таким образом, на третий день ввода войск в ДРА успешно завер-
шилась масштабная посадочно-десантная операция. На аэродромах
Кабула и Баграма находилось около 10 тыс. бойцов ВДВ и спецподраз-
делений, ждущих приказа. В этой беспримерной новейшей истории опе-
рации была задействована армада крупных военно-транспортных са-
молетов, а именно – ИЛ-76 (76), АН-12 (200), АН-22 (66).
По мнению специалистов, в этой десантной операции участвовал
фактически весь парк самолетов военно-транспортной авиации СССР.
Согласно уже хрестоматийным показателям, за 47 часов почти беспре-
рывного посадочного десантирования в Афганистан было доставлено
7700 воинов крылатой гвардии, 894 единицы боевой и другой техники,
1062 тонны грузов.
Итак, к вечеру 27 декабря (в день рождения В.Ф. Маргелова, увы,
уже бывшего командующего ВДВ) гвардейцы-десантники 103-й ВДД
ждали приказа к выполнению боевых задач в столичном Кабуле. Но
среди десантников 350-го полка отсутствовало 37 человек, ибо они все
уже погибли в авиакатастрофе еще 25 декабря, так и не вступив на ВПП
кабульского аэродрома.
До начала «нулевых» годов остается открытым вопрос о том, где
именно произошла авиакатастрофа, в каком именно месте горной сис-
темы Гиндукуша десантный лайнер врезался в скалы. Уже достаточно
давно (с начала 90-х гг. XX в.) принято считать, что трагедия произошла
вблизи Кабула, приблизительно в 35 км от афганской столицы. Несо-
мненно, такая точка зрения сложилась в историографии под влиянием
исследований метра истории Афганской войны Александра Ляховского.
Ответить точно на этот вопрос на день сегодняшний также весьма
затруднительно. Почему? Потому что в распоряжении у современных
исследователей нет убедительных источниковых данных. О месте ката-
строфы можно судить по сути дела лишь по мемуарным свидетельст-
вам. Вообще, задействованный нами источниковый материал дает ос-
нование предположить, что самолет ИЛ-76 с бортовым номером 86036
потерпел катастрофу в том месте горных вершин Гиндукуша, которое
находится примерно посередине прямой дистанции между Кабулом и
Баграмом (60 км). Об этом свидетельствуют очевидцы, офицеры ВВС,
десантники из 103-й ВДД и 345-го ГОГДП, находящиеся в тот момент на
авиабазе в Баграме. Представители советского воинства в Баграме ут-
верждают, что им был слышен не только взрыв, но и видна огромная
вспышка в горах.
Приведем фрагмент воспоминаний полковника запаса Николая Ни-
колаевича Антамонова, который с июня 1979 г. по февраль 1980 г. был
командиром одного из восьми «ферганских» экипажей военно-
транспортных самолетов, перевозивших военные и прочие грузы из
СССР в Афганистан еще с середины 1979 г. Н.Н. Антамонов (тогда еще
капитан) свидетельствует: «Я в ту ночь (26 декабря) принимал группы
самолетов в Баграме, находясь на диспетчерской вышке. Информацию
о двух вспышках на траверзе аэродрома Баграма немедленно выдал
группе управления в Кабул. Они просто не знали, сколько бортов к ним
шло, приземлились три – значит так и надо. Вспомнили о моей инфор-
мации, когда в Чимкент одна машина не вернулась. Полагаю, пилот ра-
но приступил к снижению и столкнулся с горой» [15, с.14].
Вот еще одно ценное свидетельство, принадлежащее пулеметчику
БМД-1 357-го полка 103-й ВДД Владимиру Королеву. Ветеран Витеб-
ской дивизии вспоминает: «Дозаправка нашего ИЛ-76 и последний обед
в Союзе были, как нам сказали, где-то возле озера Балхаш. Перелет
был длинным, изматывающим, от большой высоты и усталости все бы-
ли полусонными. 26 декабря, под вечер, ИЛ-76 сел на аэродроме Баг-
рам, через открывшиеся двери и рампы на нас пахнул терпкий запах
гор. Взлетка была в межгорной долине, уже темнело, гор толком не рас-
смотреть, к тому же надо было разгружаться, выводить наши бээмдеш-
ки. Освобождая проезд для съезда машин, мы услышали сильный гро-
хот в межгорье, в нескольких километрах от аэродрома, росло ог-
ромное зарево. Позже мы узнали, что разбился один из наших само-
летов… (выделено нами – Д.С.)» [15, с.127].
Хлопок и вспышку в ночном небе 25 декабря видели и слышали
также бойцы «ошского» батальона в Баграме. В своих воспоминаниях
этот факт отмечает боец батальона Минифан Вахитов, проживающий
ныне в г. Салавате (Башкортостан).
В чем была причина катастрофы? Наверное, мы об этом никогда не
узнаем. Существует версия, согласно которой недруги из афганских
ВВС, сторонники президента Амина, сумели выйти на нашу частоту и
указали пилотам этого несчастного лайнера ошибочную отметку полета.
Есть и другая версия: ИЛ-76 с б/н 86036 был сбит мятежниками из
ПЗРК. Однако вряд ли это было так. Ведь на тот момент силы оппози-
ций еще были слабо вооружены и неорганизованны. Скорее всего, при-
чиной трагедии был человеческий фактор, вернее, роковое стечение
обстоятельств.
Действительно, посадить большой самолет темной, непроглядной
ночью на аэродром, находящийся в горном котловане, очень и очень
сложно. Можно предположить, что экипаж лайнера преждевременно
начал снижение, готовясь к заходу на посадку в кабульском аэродроме.
От судьбы не уйдешь…
Об исчезновении ИЛ-76 с б/н 86036, очевидно, стало известно, ко-
гда этот лайнер не вернулся на предписанную базу: в некоторых источ-
никах утверждается, что самолет должен был вернуться в Чимкент. Но
нам теперь известно, что этот ИЛ-76 вылетел в ДРА не из Чимкента, а
из Энгельса. Оперативное руководство ВДВ и ВВС в Афганистане не
могло, наверное, сразу зафиксировать исчезновение самолета. Это и
понятно. Напомним, что в тот момент в Кабуле и Баграме в полном раз-
гаре была масштабная посадочно-десантная операция. Десантные лай-
неры с людьми и авиадесантной техникой почти безостановочно сади-
лись на взлетную полосу и после разгрузки снова взлетали, уступая ме-
сто следующим за ними группам самолетов. В круговерти тех событий
исчезновение ИЛ-76 не было сразу установлено.
Когда же оперативному руководству советских войск в Афганистане
стало очевидно, что произошла авиакатастрофа и лайнер взорвался
при подлете к Кабулу, об этом скорбном факте сразу было доложено в
Москву.
Об авиакатастрофе было доложено и командующему ВДВ генерал-
полковнику Д.С. Сухорукову. В своих мемуарах Дмитрий Семенович
вспоминает этот момент: «25 декабря в 19:30 (а это в горах глубокая
ночь) при заходе на посадку на аэродром Кабула врезался в гору и взо-
рвался самолет ИЛ-76 с 37 десантниками на борту. Погибли все, в том
числе и 7 человек экипажа.
Около 22 часов позвонил Н.В. Огарков (начальник Генштаба ВС
СССР – прим. автора). Он уже знал, что разбился самолет:
– Что будем делать? – спросил он меня.
– Продолжать десантирование и выполнять поставленную задачу,
– ответил я.
– Хорошо, министру я уже доложил.
На этом разговор был закончен» [20, с. 115].
Очевидно, тогда же (25-26 декабря) руководством Министерства
обороны СССР было принято решение провести оперативное рассле-
дование причин авиакатастрофы.
По данным компетентного исследователя Афганской войны гене-
рала А. Ляховского, в Кабул тот час был направлен высокопоставлен-
ный офицер, генерал-полковник И.Д. Гайдаенко, заместитель коман-
дующего ВВС Советского Союза [14, с. 332]. О том, как дальше разви-
вались события, говорить сложно, ибо доступный источниковый мате-
риал не дает ясной картины. Из некоторых (не проверенных) источников
явствует следующее. Утром 27 декабря 1979 г. группа высших офице-
ров во главе с генералом А.А. Егоровым на вертолете МИ-8 попыталась
найти место авиакатастрофы ИЛ-76 [10]. Но из-за непогоды, сильного
снегопада место гибели лайнера установить не удалось. Вот тогда для
оперативного руководства стало очевидным то, что без профессио-
нальных альпинистов-спасателей добраться к месту трагедии будет
невозможно.
* * *
Выбор пал на группу альпинистов из Казахстана, входивших в со-
став Спортивного Клуба Армии Краснознаменного Средне-Азиатского
военного округа. Это были настоящие профессионалы. В 1976 [16] они
были удостоены медалей за победу в чемпионате СССР. Вот их имена:
Ерванд Ильинский, Вадим Смирнов, Николай Пантелеев, Григорий Лу-
няков, Сергей Фомин, Казбек Валиев, Валерий Хрищатый. Руководите-
лем группы был знаменитый Ерванд Тихонович Ильинский – главный
тренер сборной Казахстана по альпинизму, заслуженный тренер СССР.
Для этих альпинистов, которые в тот момент были на тренировоч-
ных сборах в горах Тянь-Шаня, конечно, командировка в Афганистан
была неожиданностью. В штабе ВВС округа им сообщили о предстоя-
щем задании: найти место авиакатастрофы ИЛ-76 и извлечь останки
погибших; им также надлежало найти «черный ящик» и секретные до-
кументы, содержащиеся в неком «черном портфеле». Тотчас группа,
вооруженная пистолетами, облаченная в яркую оранжевую экипировку,
вылетела на АН-12 с аэродрома Алма-Аты в Афганистан.
27 декабря в 5 часов вечера альпинисты были уже на афганской
земле. Ерванд Ильинский вспоминает: «При посадке мы прилипли ли-
цами к иллюминаторам. Взлетно-посадочная полоса была сплошняком
окружена советскими военными палатками, а прямо по периметру стоя-
ли БМД, боевые машины десанта. Мы удивились, но приняли такое ско-
пление в Афганистане советских войск просто за какое-то учение» [4].
Их появление в Кабуле совпало с историческим событием. Как из-
вестно, 27 декабря началась операция «Байкал-79», прогремели пер-
вые бои. Десантники и спецназовцы захватили штурмом важные прави-
тельственные и военные объекты в Кабуле, а также Президентский
дворец Тадж-Бек. Война началась…
Альпинистов из Казахстана разместили в штабе афганских ВВС,
что на территории кабульского аэродрома. Здесь дислоцировались
подразделения «Полтинника» – 350-го полка 103-й ВДД. Упомянутый
выше боец 4-й роты Радик Ишмуратов хорошо помнит появление этих
людей в яркой экипировке в здании штаба ВВС. Радику Раисовичу даже
довелось пообщаться с казахскими альпинистами [13].
28 декабря 1979 г. (т.е. после успешного окончания операции «Бай-
кал-79» и свержения президента-деспота Амина) группа альпинистов
приступила к поисково-спасательной операции. Сначала спасатели на
вертолете МИ-8 вылетели к месту катастрофы лайнера. С воздуха это
место было обнаружено в тот же день; на горной вершине хорошо были
заметны обломки ИЛ-76. Однако посадить винтокрылые машины на
горные круги вертолетчики не смогли, ибо им не хватало профессио-
нального опыта летной работы в высокогорьях. На следующий день
спасатели попытались добраться до места наземным способом на ав-
томобиле «Урал», который сопровождала БМД-1 с отделением десант-
ников.
Вот что сообщает об этой попытке добраться до места один наш
компетентный современник: «Было пасмурно, моросил мелкий дождь.
Когда ехали по шоссе, на альпинистов с любопытством глазели мест-
ные жители. По-видимому, их внимание привлекала ярко-оранжевая
горная экипировка. На фоне часто встречающихся солдат в полевой
защитной форме, наши герои действительно смотрелись необычно.
Свернули на грунтовую дорогу. Теперь путь пролегал через кишлаки с
глухими высокими дуволами. Ощущение было не из приятных: швырнул
кто-то из-за стены гранату, хватило бы на всех. И к тому же по дороге
частенько останавливались, сверяли маршрут по карте. Место катаст-
рофы находилось в 36 километрах от Кабула, если по прямой, но доб-
раться до него так и не удалось – помешала промоина на дороге, кото-
рую нельзя было ни преодолеть, ни объехать. Связались с руково-
дством, доложили обстановку, стали возвращаться. Еще один день за-
кончился безрезультатно. Пока ехали, альпинисты говорили между со-
бой: «Будь здесь «наши» вертолетчики, давно бы делом занялись».
Имелись в виду экипажи Киргизского РВФ из Фрунзе, с которыми дово-
дилось работать в Союзе. По прибытии на базу Ерванд Ильинский
предложил эту идею руководителю операции. Положение усугублялось
тем, что по поступившей информации, в том районе, откуда вернулись
спасатели, обострилась обстановка, и новая попытка добраться назем-
ным способом могла привести к ненужным жертвам. Руководитель кив-
нул, и 31 декабря прибыли старые знакомые альпинистов – экипажи из
Киргизии в составе Бориса Бондорчука, Владимира Сергиенко, Сергея
Данилова, Александра Медникова, Александра Лосева, Александра
Ильинича» [3].
Весьма оперативно вертолетчики из Киргизии прибыли в Афгани-
стан. В тот же день, 30 декабря (по некоторым источникам – 31 декабря
1979 г.) на вертолетах группа альпинистов Ерванда Ильинского была
доставлена к месту авиакатастрофы ИЛ-76.
Помимо альпинистов, на борту вертолета было несколько десант-
ников из 345-го полка ВДВ, который дислоцировался на авиабазе Баг-
рам [12]. Таким образом, предпринималась третья по счету попытка
достигнуть места гибели лайнера. И эта попытка оказалась успешной.
Приземлиться вертолеты не смогли, т.к. на этой высоте не было
приемлемой площадки. Поэтому поисково-спасательной команде при-
шлось десантироваться с зависших вертолетов прямо на покрытую сне-
гом горную кручу.
Вот как описан этот момент в сохранившихся записях о проведении
поисково-спасательных работ: «30.12.1979. На горе высажено 8 альпи-
нистов, 2 авиационных инженера и 5 десантников. Есть договоренность
с госпиталем о перевозке тел погибших в авиационной катастрофе в
морг. В 16.00 вертолет МИ-8 обнаружил гребень горы в месте удара ИЛ-
76, одна часть самолета на одной стороне, другая – с другой стороны
гребня, наиболее интересующие части находятся с противоположной
стороны того склона, на котором установлена палатка альпинистов»
[10]. Если у альпинистов были компактные палатки, то у десантников
имелась лишь большая армейская палатка, которую установить на за-
снеженной вершине, казалось бы, было невозможно. Однако гвардей-
цам это удалось. Как только лагерь поисковой группы был обустроен,
пошел обильный снегопад.
Таким образом, помимо альпинистов, к месту гибели ИЛ-76 прибы-
ли гвардейцы-десантники. Понятное дело, что это были саперы. Неко-
торые современные авторы полагают, что эти воины были из 103-й Ви-
тебской дивизии ВДВ, находящиеся в Кабуле и столичном аэродроме.
Очевидно, это не так. По заверению ныне здравствующих ветеранов
345-го полка ВДВ, эти саперы были из Ферганского полка, который ба-
зировался в Баграме. О том, что это были саперы с 345-го ГОПДП, сви-
детельствует Минифан Вахитов, который в составе «ошского» батальо-
на (111-й полк 105-го ВДВ) находился в Афгане с июля 1979 года. Со-
гласно его воспоминаниям, саперное подразделение, прибывшее с ос-
новными силами 345-го полка в Баграм в декабре 1979 г., разместилось
в казармах «ошского» батальона. М. Вахитов был знаком с сержантом-
сапером Чаплыгиным, который и был в числе тех 5 десантников, ока-
завшихся вместе с альпинистами в канун нового 1980 года на месте
крушения ИЛ-76-го [12].
На следующий день, 1-го января 1980 года стихия угомонилась, по-
годные условия позволяли приступить к поисковым работам. Была мо-
розная погода, на горной круче лежал снежный покров толщиной до од-
ного метра.
В 10.30 утра альпинисты обнаружили обломки погибшего лайнера.
Это была кабина ИЛ-76. Остальная часть самолета, фюзеляж, в резуль-
тате сильнейшего взрыва перелетела через горный гребень и рухнула в
глубокое ущелье. Поначалу альпинисты и десантники, как и было при-
казано, начали поиски тел погибших воинов. Эта задача оказалась, по
сути, невыполнимая. Напомним, что в чреве ИЛ-76 помимо десантников
находилось два грузовых автомобиля, один из которых представлял
собой автоцистерну. Можно только представить, взрыв какой ужасной
силы произошел тогда, когда лайнер врезался в горную вершину. По-
этому от десанта и летчиков остались лишь фрагменты их тел, которые
напоминали некие спрессованные брикеты останков человеческой пло-
ти. В кабине самолета спасателям удалось найти лишь тело ст. лейте-
нанта К.И. Шишова, помощника командира экипажа капитана В.В. Го-
ловчина [12]. Останки тел собирали в пластиковые мешки. Со слов сер-
жанта «ошского» батальона (позже 1-го батальона 345-го полка) Мини-
фана Вахитова, все найденные фрагменты тел уместились на одних
носилках: «Кроме останков самолета, с трудом обнаружили останки по-
гибших в авиакатастрофе людей. Собрали куски мяса в одни носилки.
Не представляю, как эти останки разделили на 48 гробов. Фактически
там вообще ничего не осталось» [18,116]. Об этом факте М. Вахитову
поведал зам. командира саперного взвода сержант Владимир Чаплы-
гин, который, как указывалось, был одним из пятерых саперов-
десантников, участвовавших в поисково-спасательных работах.
Однако вскоре появившийся офицер, руководивший операцией, по-
ставил группе спасателей другую задачу. Приказано было искать, преж-
де всего, «черные ящики» (бортовые самописцы), а также некий черный
(по другой версии – коричневый) портфель с секретной документацией.
Портфель был найден альпинистом Вадимом Смирновым, приле-
тевший высокопоставленный офицер был доволен. Как явствует из вос-
поминаний Ерванда Ильинского, этим офицером был генерал И.Д. Гай-
даенко: «Надо было видеть лицо Ивана Дмитриевича, когда он взял
портфель в руки. Он прямо-таки сиял. Вцепился в портфель двумя ру-
ками, потом обнял его в горах, так и не выпустил даже в вертолете» [4].
На этом поисковые работы в тот день были приостановлены, альпини-
сты вернулись на аэродром Кабула в здание штаба афганских ВВС.
По имеющимся данным трудно сказать, когда поисковые работы
возобновились. Скорее всего, это произошло уже 2 января 1980 г. Те-
перь спасателям предстояла гораздо более сложная задача, а именно –
попытаться найти «черные ящики» и останки десантников, которые с
развороченным от сильнейшего взрыва фюзеляжем рухнули по другую
строну горы, т.е. в глубь труднодоступного ущелья с почти отвесными
склонами.
«Черные ящики» (вернее то, что от них осталось после взрыва)
альпинистам удалось найти. Останки же тел десантников извлечь со
дна ущелья тогда не удалось. Для спасателей решение этой задачи то-
гда было невыполнимым.
Следует добавить, что альпинистам и десантникам приходилось
вести работы в экстремальных условиях, ведь на месте авиакатастро-
фы были разбросаны снаряды и мины. Об этом свидетельствует Ер-
ванд Ильинский: «Нам было приказано искать тела погибших и соби-
рать документы, чем мы и занимались несколько дней. Там были не
тела, а фрагменты тел – ведь самолет врезался в скалу на скорости 500
км/час. Кроме того, вокруг были разбросаны снаряды. Мы ходили как по
минному полю (выделено нами – Д.С.)» [4].
На этом поисково-спасательные работы были прекращены. След-
ственная работа по установлению причин катастрофы не была прове-
дена. До сих пор не понятно почему. Ведь широкое вооруженное высту-
пление и протесты афганцев против советских войск начались не сразу.
В январе же 1980 г. в стране было относительно спокойно. Первые бои
40-й армии с мятежными силами начнутся в феврале и марте 1980 г.
Тогда же появятся первые жертвы и первые герои необъявленной вой-
ны. Группа казахстанских альпинистов 4 января 1980 года на самолете
ТУ-134 вылетела в пограничный советский город Термез, откуда спаса-
телей доставили домой в Алма-Ату.
О погибших в этой авиакатастрофе было забыто. Их останки давно
уже превратились в тлен, а неупокоенные души, может быть, до сих пор
блуждают по тому ущелью Гиндукуша. Согласно некоторым современ-
ным источникам, советское руководство распорядилось на родине по-
гибших установить памятники-кенотафы, не содержащие телесных ос-
танков погибших. В урны была помещена горстка афганской земли.
Родственникам погибших объявили, что их присные погибли при испол-
нении воинского долга…
* * *
В 2004 г. исполнилось 25 лет с момента авиакатастрофы ИЛ-76 в
горах Гиндукуша. За это время прошло много судьбоносных для России
исторических событий. Давно уже не существует Советского Союза. Ка-
нула в историческую лету эпоха Царя Бориса.
Уже много лет мы живем в путинской России. Но, к сожалению, на
протяжении этого долгого отрезка времени ни Советская, ни Российская
верховная власть не озаботились тем, чтобы организовать поисковую
экспедицию в Афганистан, к месту крушения лайнера, и попытаться со-
брать останки погибших воинов, чтобы с должными воинскими почестя-
ми предать их нашей земле, тем самым проявив уважение к памяти
этих первых погибших в Афганской войне, а также к их родственникам,
присным, да и к нашей Армии.
Поэтому, начиная с «нулевых» годов проблемами розыскных опе-
раций в Афганистане занимается Комитет по делам воинов-
интернационалистов при Совете глав государств – членов СНГ (цен-
тральный орган по делам участников локальных войн государств СНГ,
обеспечивающих связь общественных организаций и государственных
структур). Уже многие годы (с августа 1991) г. эту общественную орга-
низацию возглавляет известный всем нам Руслан Аушев, ветеран зна-
менитого 180-го мотострелкового полка, Герой Советского Союза.
Итак, в 2004 г. в России (и не только) вспомнили о той давно забы-
той авиакатастрофе. Произошло это событие при следующих обстоя-
тельствах. В ассоциацию «Вымпел-Союз» поступила информация о
том, что место авиакатастрофы обнаружено. Сведения эти представил
гражданин Афганистана, который в 80-е гг. контактировал с советской
разведкой. Ему и его помощникам удалось отыскать место катастрофы,
а также сделать фотоснимки. Эти фотоматериалы, а также фрагменты
лайнера, и были переданы в Россию [10]. Экспертиза установила, что
это именно тот самый ИЛ-76 с бортовым номером 86036. На основе ка-
ких фактов эксперты пришли к такому выводу? Известно, что во чреве
лайнера ИЛ-76 помимо двух наливников с горючим было 17 (по другим
данным – 19) полевых кухонь, которые предназначались для 350-го
полка Витебской дивизии ВДВ. Кто служил в Советской Армии, помнит,
что у таких стандартных полевых кухонь колеса со сплошной резиной.
На фотографиях отчетливо видны именно эти колеса. Тогда же Комитет
по делам воинов-интернационалистов принимает решение организо-
вать поисковую экспедицию в Афганистан.
Встал вопрос об организации розыскной экспедиции. Деньги уда-
лось найти. Но возродить вновь группу альпинистов из Казахстана, ко-
торые побывали на месте катастрофы в декабре 1979 г. – январе 1980
г. не удалось, к тому моменту трое из восьми альпинистов отошли в мир
иной; они, к сожалению, погибли, штурмуя горные кручи: Г.Е. Луняков
погиб в Гималаях, В.А. Смирнов – на Памире, В.Н. Хрищатый – на Тянь-
Шане.
Было принято решение создать группу из добровольцев из числа
ветеранов Афганской войны. Руководителем поисковой группы был на-
значен Михаил Желтаков, представлявший Комитет по делам воинов-
интернационалистов. В состав группы вошли бывшие десантники-
афганцы, входившие в Тольяттинское городское отделение Российского
Союза ветеранов Афганистана – Валерий Новиков, Александр Котов,
Сергей Алещенков [21]. Все эти люди уже имели опыт поисковых работ
в Афганистане, в месте дислокации 40-й армии (перевал Саланг, Пан-
джшерское ущелье, Джелалабад и проч.).
С 2003 г. группа М. Желтакова занималась в Афгане решением та-
ких, в частности, вопросов, как установление контактов с полевыми ко-
мандирами и эксгумация останков советских воинов 40-й армии с по-
следующей доставкой останков в Москву и идентификацией личности
погибшего по генотипу ДНК их близких родственников [21].
В начале сентября 2005 г. эта поисковая группа, а также сотрудник
посольства России в Исламской Республике Афганистан И.Б. Красиков
со второй попытки сумели достигнуть злополучного места, которое на-
ходилось у н.п. Сурхи-Парса, где проживало племя измаилитов, хоза-
рийцев, потомков воинов Чингизхана. Сюда русских поисковиков из Ка-
була доставил вертолет МИ-8-МТ, который арендовали у частной фир-
мы (по договору с этой фирмой, оплата за аренду МИ-8 шла до тех пор,
пока крутили винт) [21].
Экспедиция началась. Вот как эти события описывает наш сведу-
щий современник, корреспондент «Московского комсомольца» Юлия
Калинина: «Взлетели, набрали высоту. Горы под пять тысяч метров,
обломки самолета лежат на высоте 4269 метров. Двадцать минут иска-
ли место. Не нашли. Сели в лощину возле кишлака Сурхи-Парса. Лет-
чик не стал выключать винты, сказал: «Сейчас подойдут люди с оружи-
ем, будем говорить».
Два афганца с автоматами действительно появились мгновенно.
Подробно объяснили, где нужное место. Вертолет набрал высоту 4700
метров, и через десять минут взорам поисковиков открылась картина,
от которой сжалось сердце. Воронка, образовавшаяся на месте паде-
ния, – огромная яма, заполненная водой. Вокруг разбросано ржавое
железо. «Если сядем, – сказал пилот, – не взлетим, тяги не хватит».
Сбросили с вертолета памятный знак, сделали круг памяти и спус-
тились вниз. Сели у кишлака Сейл-Задех. Взяли снаряжение и пошли
карабкаться на хребет, за которым лежал погибший самолет. Решили
подняться на высоту и установить второй памятный знак.
Пока прикрепляли его к камням, внизу у вертолета собралось чело-
век двести местных жителей, многие с оружием. В вертолет уже забра-
лись их руководители. Все были напряжены. Не понимали, что у них
делают нежданные гости. Ситуация складывалась крайне неприятная.
Одно неверное движение, и дело кончится плачевно. Возьмут в плен, в
заложники, спрячут так, что никто и не найдет никогда. И ничего не сде-
лаешь – их вон сколько…
«И тут до меня дошло, что они не носят бороды! – рассказывал
Желтаков, – Исмаилиты! А я несколькими днями раньше встречался с
лидером исмаилитов Саид-Мансуром Надери. Говорил, что мы отправ-
ляемся на поиски самолета в провинцию Бамиан, и он сказал: «Если
что, ссылайтесь на меня». И дал свою визитку».
Визитка была немедленно продемонстрирована сейлзадехцам, и
настроение сразу изменилось. А когда гости объяснили цель своего ви-
зита, отношения превратились в почти дружеские. Местные жители по-
обещали не срывать памятный знак и показать потом недалеко еще од-
но место, где в войну упал другой советский самолет. В тех горах много
наших самолетов разбилось. Гиблое место…» [10].
Экспедиция достигла цели. Место авиакатастрофы найдено и за-
несено на карту исторической памяти, как высота 4269. Но не найдены
останки погибших десантников, потому что, если что и осталось от вои-
нов комендантской роты, то этот тлен покоится на дне ущелья, которое
по сей день недоступно для альпинистов-профессионалов.
В конце 2008 г. в России и в бывших советских республиках отме-
чали 100-летие со дня рождения создателя современных ВДВ, «Де-
сантника №1», легендарного командующего Крылатой гвардии (1954–
1959, 1961–1979 гг.) Василия Филипповича Маргелова. В связи с юби-
леем было организовано много разноплановых праздничных мероприя-
тий и акций. По инициативе Тольяттинского отделения Российского
Союза ветеранов Афганистана и других ветеранских и общественных
объединений было принято решение о совершении прыжка с парашю-
том на Афганской земле в честь 100-летнего юбилея В.Ф. Маргелова и
в память советских воинов, погибших в Афганистане.
В этой символической и весьма опасной акции были задействова-
ны известные участники осенней экспедиции 2005 г. и прочих поисковых
командировок в Афганистан (2003–2004 гг.).
Десантирование решено было провести в районе кишлака Мираб,
близ Баграма. 25 октября 2008 г. в 15.00 сюда была высажена группа
обеспечения, которую возглавил экс-командир 154-го отряда спецназа
В.Ф. Воробьев. Члены группы (М.Ю. Желтаков, В.И. Саввин, И.Н. Аске-
ров, В.А. Инейкин) подготовили площадку приземления и обозначили
места приземления сигнальным дымом. В 15 часов 30 минут три вете-
рана ВДВ совершили дерзкие прыжки с парашютом с вертолета МИ-8 с
высоты 1500 метров [21].
В канун 30-летия ввода советских войск в Афганистан, в ноябре
2009 г. вблизи места авиакатастрофы ИЛ-76 с б/н 86036 была соверше-
на еще одна символическая акция. Известные поисковики (В.Г. Новиков,
И.Н. Аскеров, С.В. Алещенков, В.И. Саввин, В.Ф. Воробьев), а также
корреспондент Первого канала С.А. Губанов и оператор Первого канала
Ю.П. Гуторов у н.п. Сурхи-Парса закрепили на горной тверди памятные
плиты. На одной плите – изображение лайнера ИЛ-76 и дата «25.12.79
г.», на другой – фамилии 37 десантников и 7 летчиков, погибших в пер-
вый день ввода советских войск в ДРА. Внизу этой мемориальной пли-
ты – надпись «Вечная память героям. 25.12.79 г.» [21]. Но в списке по-
гибших летчиков почему-то отсутствуют фамилии ст. лейтенанта К.М.
Шишова, прапорщика Г.А. Шацкого и подполковника В.М. Негочева…
Имена первых жертв афганской войны увековечены. Однако па-
мятные плиты установлены в горах Гиндукуша, в чужом Афганистане.
Так почему у нас в России до сих пор нет памятного мемориального со-
оружения, посвященного светлой памяти погибших в авиакатастрофе
25.12.79 г.?
Ведь «…это нужно не мертвым, это нужно живым!»

Memento mori.
Помни о смерти ДМИТРИЙ САМОРОДОВ

Источник: http://Авиакатастрофа ИЛ-76М б. н. 86036 в Афгане 1979 г Дмитрий Самородов - http://www.proza.ru/2014/01/11/1415
Категория: Общие материалы | Добавил: Витебчанин (06.01.2015) | Автор: Михалыч E
Просмотров: 942 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1  
https://www.youtube.com/watch?v=2Z1nTTY7WS8   -    Фильм снят студентами исторического факультета Стерлитамакского филиала Башкирского государственного университета и посвящен 25-летию вывода советских войск из Афганистана.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2016