ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА: Генерал-полковник Георгий ШПАК: «Главный экзамен мы держим на поле боя» - Общие материалы - Каталог статей - Шестая рота полтинника
   ЗА ВДВ!  
Каталог статей

Вы вошли как Гость · Группа "Гости" · RSS

Неофициальный сайт шестой роты полтинника 103-й дивизии ВДВ 1981-84г.г.

Суббота, 03.12.2016, 20:43








Главная » Статьи » Общие материалы

ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА: Генерал-полковник Георгий ШПАК: «Главный экзамен мы держим на поле боя»
ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА: Генерал-полковник Георгий ШПАК: «Главный экзамен мы держим на поле боя»

Командующий ВДВ генерал-полковник Георгий Иванович Шпак только что вернулся из очередной командировки в Псков. Вечером звоню Георгию Ивановичу, прошу командующего дать интервью журналу "Братишка”, и он отвечает коротко и ясно: "Завтра в десять часов. Пятнадцать минут – не больше. Так что извини, брат”. Приятно, когда тебя командующий ВДВ России называет братом. Дело в том, что мое знакомство с Георгием Ивановичем состоялось 25 лет назад. Потом была и совместная служба, и служба под его непосредственным командованием в Витебске, Кабуле, Пскове, Самаре. В Кабуле 14 апреля 1980 года я ему сдавал документы погибших в ущелье Чоукай под Джелалабадом десантников его полка: гвардии старшего лейтенанта Владимира Мартьянова, гвардии старшего сержанта Виктора Омельченко и пятерых членов экипажа БМД. В Пскове…
В Пскове больше всего запомнилось, как летом во время обеденных перерывов комдив гвардии полковник Шпак приходил с сынишкой искупаться в реке Великой. Потом они вдвоем не спеша поднимались по пригорку и пешком шли домой. Когда я смотрел на них, в душе появлялось какое-то особое чувство. Вспоминал Афганистан и думал о том, что нашим детям уже не придется пережить то, что пережили мы. Однако я ошибся. Сыну Георгия Ивановича Олегу выпало служить в составе миротворческого контингента в Югославии, потом воевать в Чечне. На первой чеченской, в 1995-м, и погиб под Аргуном гвардии капитан ВДВ Олег Георгиевич Шпак…
За двадцать пять лет я столько узнал о Георгии Ивановиче, что этого хватит для написания о нем если не повести, то уж солидного очерка наверняка. Впрочем, сначала о воздушно-десантных войсках, а потом уже о командующем.
— Товарищ командующий, сейчас вы решаете проблему перевода 76-й гвардейской воздушно-десантной дивизии на систему контрактного комплектования. Некоторые политики, представители печатных и электронных средств массовой информации относятся к этой идее, мягко говоря, скептически. Например Борис Немцов или один из ведущих "Главной темы” на третьем телеканале Глеб Пьяных. Десантников обвиняют в том, что они, мол, "под шумок” хотят и жилищную проблему решить, и обзавестись всякими излишествами, чуть ли не яхтами. Так скажите, нравственно ли считать каждую копейку, потраченную на тех, кто, может, завтра пойдет в бой?
— Необходимо помнить, что этот эксперимент проводится по личному указанию Президента России Владимира Владимировича Путина. Проводится он, может быть, и по настойчивой просьбе оппозиции, возглавляемой господином Немцовым. Видно, она заинтересована в ином конечном результате этого эксперимента, но я надеюсь, что он проводится прежде всего для того, чтобы укрепить наши Вооруженные силы и сделать их действительно профессиональными. Что будет дальше – покажет конец этого года. Мы закончили первый этап эксперимента. К первому декабря прошлого года укомплектовали контрактниками 104-й парашютно-десантный полк и управление дивизии. Да, набор шел очень трудно, сложно. Возникла масса проблем и по жилью, и по обеспечению всем необходимым, и по денежному содержанию, но мы с этими задачами справились. Таким образом, первый этап эксперимента вполне удался, невзирая на противодействие со стороны некоторых оппозиционных сил. Им явно не хотелось бы такого поворота дела. Второй этап эксперимента начался со второго января сего года и завершится к первому мая. Этот этап включает в себя опять же набор личного состава, обеспечение его всем необходимым, подготовку казарменного фонда для размещения контрактников и подготовку учебно-материальной базы. Объем работ колоссальный. Сроки сжатые. Однако я неделю назад был в Пскове и убедился, что народ настроен решительно. Дивизии очень хорошо помогает наш военный строительный комплекс. Я считаю, что к первому мая мы задачу выполним. Хотя и здесь тоже очень сложно. Очень сложно… Теперь о деньгах. Да, говорят, что нам отпущены колоссальные средства, которые могут быть израсходованы не на то, что необходимо. Но все это глупости. Вначале были выделены два с половиной миллиарда. Эти деньги распределили на строительство жилья для офицеров, прапорщиков и семейных контрактников, на капитальный ремонт и строительство четырех новых общежитий. Но, к великому сожалению, вмешательство определенных сил не позволило осуществить задуманное в полной мере. Нам сократили выделяемую сумму до одного миллиарда рублей. На эти деньги мы сегодня капитально ремонтируем казармы, закладываем фундаменты четырех новых казарм, привели в порядок учебный полигон в Черехе для 104-го полка, также совершенствуем полигон для остальных частей дивизии. Ремонтируем классы, котельные, банно-прачечные комбинаты. Хотим, чтобы солдат, который прибыл к нам по контракту, не испытывал ни в чем нужды. Но я считаю, что миллиард – это сумма не очень большая. Во всяком случае, вряд ли от него останутся средства для покупки яхты…
— Когда речь идет о финансировании, почему-то во главу угла ставят жилье, которое, кстати, необходимо всем — и солдату-профессионалу, и офицеру, и политику. Но при этом забывают о боевой подготовке. Можете ли вы сказать, сколько в процентном соотношении будет потрачено из выделяемых средств на боевую подготовку и сколько на социальную сферу?
— Так как эксперимент только начался, то, естественно, на социальную сферу — ремонт и строительство казарм, банно-прачечных комбинатов и прочего — уйдет в пять раз больше, чем на боевую подготовку. После этого приоритет в финансировании получит боевая учеба. Это приобретение тренажеров, тех же самых ПТУРов, патронов, состояние стрельбищ, обновление учебно-материальной базы и так далее. А на нынешнем этапе эксперимента, еще раз повторяю, наиболее затратна социальная сфера. Увы, от этого никуда не денешься. Сегодня тяжелейшее время. И поэтому мы прежде всего должны обратить особое внимание на то, чтобы офицер, прапорщик, семейный солдат-контрактник жили в человеческих условиях. Имели бы хоть какое-то жилье. Многие несведущие люди говорят: "Пускай нанимают квартиры у местного населения”. Сегодня по минимальным расценкам Пскова жилье стоит примерно столько, сколько будет получать солдат. Так что о поднаеме квартир не может быть и речи. Вот мы и вкладываем средства в социальную сферу для того, чтобы привлечь в войска умных, толковых, грамотных людей, которые со временем станут настоящими военными профессионалами и будут исполнять свои обязанности одинаково четко как в мирное, так и в военное время.
— Как вы считаете, какое денежное содержание должен получать солдат-контрактник, прапорщик, младший и старший офицер? Почему военный профессионал, образно говоря, должен нищим идти на поле боя, а потом вновь возвращаться в нищету?..
— Мы просчитали все варианты и сделали такой вывод: солдат должен получать шесть–восемь тысяч рублей. Тогда мы будем иметь полное право сказать, что появится небольшой конкурс – где-то полтора человека на место. Если уровень зарплаты останется таким, каков он сегодня, то будет по-прежнему очень нелегко. Сейчас, например, солдат получает три тысячи триста рублей "чистыми” на руки, сержант — три тысячи семьсот рублей. А ведь за эти деньги контрактник должен двенадцать часов находиться в поле, спать не в уютной квартире, а в казарме, испытывать колоссальные трудности, а потом еще ехать в Чечню. Нет, с таким денежным содержанием мы конкурса не создадим. А не будет конкурса — не будет и качества.
Теперь обратимся к молодым офицерам. Лейтенант, окончивший военное училище, должен получать не менее десяти тысяч рублей. Ведь сегодня мы имеем удручающие цифры: за 2002 год досрочно из Вооруженных сил уволено около двадцати пяти тысяч офицеров — молодых, перспективных. Это те, кто не смог прожить на зарплату в три–четыре тысячи рублей. С таким денежным содержанием семью сегодня не прокормишь. Тем более каждый четвертый офицер — бесквартирный. Поэтому, чтобы иметь сегодня высококвалифицированный офицерский корпус, который бы надежно защищал честь и достоинство нашего государства, нужно дать ему достойную зарплату. Время голого энтузиазма прошло. Человек в погонах не должен ощущать себя изгоем в обществе.
- Георгий Иванович, давайте обратимся к вопросу реформирования ВДВ в целом. В 2000 году, когда я брал у вас интервью, ВДВ организационно состояли из четырех дивизий, одной бригады, частей боевого обеспечения и обслуживания, учебного центра и военного института. 4200 десантников выполняли боевые задачи в Чечне, 1200 — в Абхазии, 3000 — в Косово и 1100 — в Боснии. Пять с половиной тысяч личного состава вам тогда добавили "на миротворчество”, еще пять тысяч — на оптимизацию организационно-штатной структуры ВДВ. Что изменилось за эти три года?
— Боснию мы передали Ленинградскому военному округу, Косово — Московскому. Северо-Кавказскому военному округу передали полк в Абхазии. Несколько уменьшилась группировка наших войск в Чечне. Сегодня там выполняют боевые задачи полковая тактическая группа, две батальонные тактические группы и подразделения 45-го отдельного разведывательного полка. Всего личного состава около двух с половиной тысяч человек.
— Георгий Иванович, 15 минут для беседы — это очень мало. Не везет мне. В прошлый раз, в Самаре, я брал у вас интервью буквально на ходу, сегодня — тоже…
— Сегодня уже двадцать минут беседуем. Зря прибедняешься…
— Георгий Иванович, как становятся командующими?
— Родился я 8 сентября 1943 года в городе Осиповичи Могилевской области. Окончил школу, железнодорожное училище в Минске по специальности помощника машиниста тепловоза. Полгода прослужил солдатом в 137-м парашютно-десантном полку в Рязани, потом поступил в Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище. Окончил его с отличием в 1966 году и был назначен командиром курсантского взвода. В этой должности прослужил четыре года. В 1970-м стал командиром роты в училище. В 1973-м — преподавателем кафедры тактики. Правда, в этой должности я прослужил около полугода и потом был назначен командиром батальона в 44-ю учебную воздушно-десантную дивизию в Прибалтику. Оттуда поступил в 1975-м в Военную академию имени М.В.Фрунзе. Окончил ее с золотой медальюв 1978-м и был назначен на должность командира 350-го гвардейского парашютно-десантного полка, дислоцировавшегося в Боровухе-1 Витебской области.


— Кстати, я хорошо помню тот день, когда вас представляли на строевом смотре. Я очень любил организовывать материалы для дивизионной газеты из 350-го полка…
— Да, полк был поистине легендарным. Полтора года я командовал им до ввода войск в Афганистан и два года — с 1979-го по 1981-й — в самом Афганистане.
— Если не ошибаюсь, легендарный "полтинник” при вас был награжден вторым вымпелом министра обороны СССР "За мужество и воинскую доблесть”, что было крайне редким явлением в те годы в Советских Вооруженных силах, а также орденом Красного Знамени… Вы ведь тоже одним из первых среди командиров полков удостоены этой высокой награды?
— В Афганистане я был награжден двумя орденами. В феврале 1980-го — "За службу Родине в Вооруженных Силах СССР” III степени, а в ноябре — Красного Знамени…
— Георгий Иванович, Афганистан — это особая страница в истории ВДВ. Вы и ваш полк входили в ДРА 25 декабря 1979 года первыми. Участвовали в первых боевых операциях. Помнится, ваш полк практически не выходил из боев. Так отчего бы вам не написать книгу об Афганистане?
— Считаю, это ни к чему. Уже написано и так немало. Например, две книги выпустил генерал Лесников. Лучше его никто не напишет.
— Поддерживаете ли вы связи со своими бывшими подчиненными из 350-го гвардейского парашютно-десантного полка?
— В войсках все меньше и меньше остается "афганцев”. К сожалению, со многими связь потеряна. Однако все равно, куда бы ни прилетел или ни приехал, везде есть друзья. Помнишь, у меня комбатом в 350-м полку был Кротик? Сейчас он живет в Ярославле, занимается бизнесом. Бывший командир зенитного дивизиона Владимир Савицкий — в Новороссийске, бывший командир моей разведроты Николай Литош служит в вооруженных силах Республики Беларусь… Давно, очень давно не видел комбата Анатолия Фроландина. Впрочем, обо всех так сразу сейчас и не вспомнишь. А вообще-то, повторяю, их все меньше, "афганцев” первой волны…

— После Афганистана вы были назначены на должность начальника штаба 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии.
— А в мае 1983 года стал командиром 76-й воздушно-десантной дивизии в Пскове. По-доброму вспоминается то время…
— Георгий Иванович, говоря о Пскове… У меня в памяти сразу же всплывает один эпизод: офицеры штаба и редакции проходили проверку на контрольных линиях, вы подъехали на служебной "Волге”, надели парашют, взлетели и тут же десантировались прямо на аэродром на глазах практически всего личного состава дивизии. Потом вновь — в Ан-2, и еще один прыжок… А сколько их у вас на сегодняшний день?
— Я сейчас уже и не помню. Сколько было три года назад? У тебя в интервью написано…
— 565 прыжков.
— Сейчас больше. Чтобы поддерживать себя в форме, по-прежнему совершаю прыжки. Конечно, меньше, чем раньше. Десантировался в Америке с американским парашютом из американского самолета. Довелось также совершить прыжок в Германии с немецким парашютом из немецкого вертолета.
— Ну и какие впечатления?
— Я считаю, что наш парашют Д-10 намного превосходит по качеству. По весу они примерно одинаковы, но наш парашют более управляем.
— Георгий Иванович, а как у вас складывалась служба до прибытия в Самару?
— Летом 1986 года я поступил в Академию Генерального штаба. Окончил ее в 1988-м и был назначен первым заместителем командующего 14-й общевойсковой армией в Тирасполь. С 1989-го по 1991-й командовал 6-й общевойсковой армией в Петрозаводске. Потом был начальником штаба Туркестанского военного округа. После его ликвидации и прибыл в августе 1992 года в Самару на должность начальника штаба – первого заместителя командующего войсками Приволжского венного округа. Командующим воздушно-десантными войсками являюсь с декабря 1996 года…
— Легендарный командующий воздушно-десантными войсками Герой Советского Союза генерал армии Василий Филиппович Маргелов говорил, что ВДВ — это мужество высшего класса, храбрость первой категории и готовность номер один. Наверное, такое высказывание актуально и сегодня?
— Уже вошли в историю блестящая операция по вводу 103-й воздушно-десантной дивизии и других частей ВДВ в Афганистан и захвату ими объектов в Кабуле и Баграме. Не все еще забыли стремительный марш наших десантников из Боснии на аэродром Слатина в Приштину. Россияне вечно будут помнить о подвиге 6-й роты 104-го полка, героически павшей в Чечне. А сколько можно привести других ярких примеров! Так что ВДВ – это, как и прежде, мужество высшего класса, храбрость первой категории, готовность номер один.

Г. Шпак с сыном— Журнал "Братишка” читают многие десантники. Я намеренно не говорю слова "бывшие”, "настоящие”, "нынешние”. Ведь крылатая гвардия — это навсегда, это на всю жизнь. Что бы вы пожелали читателям "Братишки” в канун годовщины вывода советских войск из Афганистана и в канун другого праздника — Дня защитника Отечества?
— Да, мы беседуем накануне двух профессиональных праздников. Я не оговорился. Те, кто служил в воздушно-десантных и других войсках, кто воевал в Афганистане, действительно воспринимают 15 февраля как праздник истинно профессиональный. Ведь главный экзамен военный человек держит на поле боя. А Афганистан прошли сотни тысяч. И подавляющее большинство показало умение воевать, добиваться победы над врагом. Мы отмечаем этот день как финал большой войны, которая стала серьезным испытанием для нашего государства, для всего народа. Что бы ни говорили сегодня, а Афганистан показал высокий патриотизм наших молодых людей, которые, повзрослев на десять-двадцать лет, верны великому боевому братству и сегодня. Кто-то с усмешкой говорит о том, что эту войну мы проиграли. Нет, проиграли ее политики. Армия, и особенно воздушно-десантные войска, свою задачу выполнили до конца.
Ну а 23 февраля — это праздник всенародный и один из самых любимых. Это поистине мужской праздник. Этот день, эта дата объединили многое: и рождение Красной Армии, и славные победы Советских Вооруженных сил, и верность боевым традициям нашей нынешней армии — армии России. Невзирая на определенные трудности в своем развитии, особенно экономического плана, она по-прежнему выполняет задачи уверенно, надежно, особенно это наглядно проявилось в Чеченской республике.
Теперь о "Братишке”. Журнал делает очень большое дело, потому что поддерживает, сплачивает нас, не только "афганцев”, но и всех ветеранов всех войн и вооруженных конфликтов, которые были на территории бывшего СССР в последнее десятилетие. Поддерживает в моральном и даже материальном плане. Я бы сказал, что он является своеобразной идеологической основой нашего боевого братства. А еще журнал играет неоценимую роль в патриотическом воспитании молодежи. Поэтому хочу поблагодарить редакцию за эту благородную деятельность и пожелать ей всего самого доброго. А десантникам… Коль уж мы вспомнили старые добрые времена, то нельзя не вспомнить и давнее пожелание, принятое в ВДВ: "Чистого неба и мягкого приземления!”
Беседовал
Александр КОЛОТИЛО
Категория: Общие материалы | Добавил: Anat315 (26.04.2012)
Просмотров: 1359 | Рейтинг: 3.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2016